Новости
Биография
Книги
Интервью
Творец
Общение с читателями
Форум
Гостевая
Статьи и рецензии
Карты и иллюстрации
 
Rambler's Top100

Статьи

Памятный знак о дуэли – ответ читателю, смотрящему на мир Толкиена открытыми глазами. - Анонимный Маймонид

Самоотверженности и героизму всех участников посвящается.

И право, жаль, что и эта дуэль состояла из поиска и опровержения «ляпов».

 

Статья эта, хоть и полемична, но в целом, по идее, а не в деталях и частностях. Потому мы не будем оспаривать даже те утверждения и выводы, что кажутся нам совершенно не верными. Оппоненты описали, как видят они противостояние миров и мифологий.

Нам, в свою очередь, хотелось бы рассказать о мире Кольца Тьмы, каким он предстает нашим, читательским глазам. Мы не будем говорить о «прямолинейном и предсказуемом суперменстве» в противовес «радостному хэппи-энду с печально-щемящей нотой в конце», привидевшемся кому-то. Мы постараемся вообще не сравнивать эти действительно обреченные на вечное сравнение книги. Лишь сказать, почему они (а вернее, их миры и мифы) так различны,  ибо различие, на наш взгляд, совсем не в навязываемом коллегами противопоставлении. Оно – в особенностях национального мифотворчества.

 

Наша цель, не ответить на вопрос, нет, только обозначить, о каком праве и о какой свободе рассказывает нам автор Кольца Тьмы, и обрисовать, каков контекст этого «пагубного стремления к Власти» и прочих с оной Властью взаимоотношений.

В мире суперлюдей и суперхоббитов именно о праве сильного ведется речь. Но эта речь гораздо глубже и многогранней, чем борьба мифрила и черного меча. Право сильного – это право Власти. А Власть сильна, она должна быть сильной, просто для того, чтобы противостоять русскому бунту, бессмысленному и беспощадному. И что же такое свобода? Где она кончается, да и кончается ли? Какое служение можно назвать добровольным? Кто подчиняется приказам по принуждению, а кто по зову сердца или совести? Когда подчинение Власти будет добровольным, а когда – рабством? Дает ли Властелин Колец ответы на эти вопросы? Возможно, и Кольцо Тьмы не даст ясного ответа, но эта книга поднимает такие сущностные вопросы, предлагает нам разные варианты их решения. Да, искать из них верный – все равно, что складывать из ледяных стеклышек  слово «вечность», но может, когда-нибудь люди все же смогут его сложить. У постмодернизма есть надежда, что когда-нибудь, пусть не скоро, люди (сами люди, а не мир, не жизнь) будут лучше, правильней, умней. И поэтому смогут больше любить и меньше ненавидеть.

И уж кому, как ни Вам знать, что люди постмодернизма ничего не отбрасывают в сторону. Да, они не учатся жизни по книгам, но они живут книгами, и в книгах. Учебник перестал быть скучным, а ученик перестал замечать свое присутствие на уроке. А то, что «у каждого из нас своя правда», часто помогает нам увидеть и правду других: друзей, врагов, соперников и просто случайных прохожих. Именно осознав это, мы можем прорвать замкнутый круг взаимной ненависти, вендетты. Стоит напомнить, что эпоха модернизма, когда так страстно и много говорили о моральных ценностях, о гуманизме и любви, породила две мировые войны – самые страшные в истории человечества. В то время как постмодернизм, разрушивший систему этики, убивший гуманизм, посягнувший даже на любовь, обошелся не только без всеобщих боен, но и минимумом локальных стычек. Это видно и в литературе, Властелин Колец – книга модернизма, представляет Зло (а по сути, Другого) «настолько отталкивающим и омерзительным своим обличьем, что ему не хочется сочувствовать». Таково сознание модернизма – если война, то до конца (нашего или вражьего), остановиться невозможно. В Кольце Тьмы, представляющем постмодернистский тип сознания, со Злом (или просто с Другим) уже можно разговаривать, и даже договориться. Да, глобально, в масштабах систем, война все еще идет до конца (Олмер дошел до Серых Гаваней, хотя, казалось бы, зачем?), но каждый отельный герой уже может выйти за рамки системы, на уровне личностей уже возможен диалог и даже примирение. 

 

            «А Серая Гавань – символ, и поэтому народы, добившиеся своего – расселившиеся в Арноре, идут вместе с Олмером на штурм  эльфийской твердыни». Так, вернее,  символ это их правитель, Корабел. Ведь, кажется, даже у Толкиена (у Перумова, уж точно) его нет. Т.е. он, конечно, есть вообще, но его никогда нет конкретно. Он никак себя не проявляет, ничего не делает, ничего не говорит. Если он где-то и присутствует, то от этого никому ни жарко, ни холодно. Но надо же эльфам откуда-то уплывать, вот и есть такой правитель Серых Гаваней. Итак, на протяжении всей истории он был символом, за который (или против которого) сражались другие. Но вот в тот момент, когда рушится обозначаемая им реальность, он выходит из этого странного бытия (небытия?). Единственное его действие – бой с Олмером. И Корабел выходит на этот заведомо безнадежный (он ведь перерубил канат своего корабля, значит, не собирался возвращаться на него) бой, защищая заведомо безнадежное уже дело. Зачем? Ну, во-первых, если рушится реальность, символ ее должен исчезнуть. Но ведь можно было бы его убрать за море вместе с остальными? Нет, нельзя. И вот почему. Корабел – живой символ древней сказки. Ведь, несмотря на все то, что говорят о навязанной мудрости (соглашаться с этим или нет, здесь не важно), эльфы у многих, почти у всех,  ассоциировались со всем светлым, высоким, честным. Даже если реальные эльфы не всегда были такими, это был некий знак. (Не зря же в Эдде альвы всегда светлые, темных альвов просто не бывает). Поэтому Корабел должен умереть за честь, не свою, но того эльфийского мира, который уже рухнул. И может именно поэтому Олмер все же смог дозваться Фолко и воспрепятствовать проникновению в мир… эээ… антагониста, скажем так. Замечательный образ, «пронзительный и прекрасный»:

Тогда, алея над водной бездной,

Пусть он угрюмей опустит меч,

Чтоб с дикой чернью в борьбе бесполезной

За древнюю сказку мертвым лечь.

И вполне можно себе представить, как еще лет через триста :) в Средиземье, где уже давно не осталось ни одного эльфа, рассказывают красивые древние сказки о светлых и прекрасных, мудрых и благородных  эльфах. Рассказывают и тоскуют о тех временах, когда эльфы жили среди людей, учили их и наставляли. Собственно так в человеческой истории и происходит очень часто. Сначала сражаемся за свободу, все порушим, а потом тоскуем и плачем об ушедшем «золотом веке». :)

И вот что интересно, у Ника даже символ ставится перед выбором – перестать быть символом («потерять честь») или, оставаясь символом, погибнуть вместе со своим означаемым. Ведь если Корабел уходит с эльфами, он как бы снимает с себя эту знаковость, перестает быть символом, ибо этот мир, те, кто его защищает, еще сражаются. И это значит «потерять честь», потому что, по крайней мере, фасад эльфийского мира – в  чести и благородстве. Оставаясь же, он может только погибнуть, ибо у «древней сказки» нет ровно никаких шансов в борьбе с «дикой чернью».          

 

            В идеях тоже можно искать реализма и правдоподобия. Реальность сознания, культурных стереотипов определяют для нас и реальность бытия. Толстой и Достоевский описывали один и тот же город в одно и то же время. И где же реальность? А ведь идеи, понятые и воспринятые нами, тоже являются для нас реальностью. И для русского интеллигента Кольцо Тьмы реальней Властелина Колец, потому что отношения с Властью продолжают переживаться и осмысляться нами, как переживались и осмыслялись они нашими предками. А вот то, «что и у слабых есть шанс», и поэтому они, «маленькие, слабые, робкие, пугливые, неумелые все равно идут вперед, без надежды и почти без веры», не слишком соответствует нашему мироощущению, а потому не понятно и не задевает. Это наше, национальное русское, как сейчас говорят, менталитет.

 

            Нам понравилась Ваша аналогия. Да, Властелин Колец – о ниспровержении абсолютной власти, замене ее на власть частичную, конституционную, обретении свободы в рамках взаимного договора. То, что смогла сделать Англия (а за ней и вся Европа) – раз потребовав от Власти уважения к себе, добиться некоторого паритета, и, что самое главное, соблюдать его. Эта книга  о решенном раз и навсегда вопросе власти.

А вот Кольцо Тьмы – о взаимоотношениях русской интеллигенции и Власти. Это непрерывный, постоянно ведущийся диалог. Русская Власть это, безусловно, сила. Сила жестокая и пагубная. Человечность велит противостоять ей. Русская Власть не ведет переговоров, ей не знакомо само понятие соглашения. Она не только царит, но и правит. И в то же время Властью невозможно не восхищаться. Она завораживает своей мощью и всемогуществом. Ведь в России Власть не только символ, олицетворение объединяющего духовного стрежня нации. Это еще и защита, не символическая, а реальная защита от русского бунта, бессмысленного и беспощадного. И русская интеллигенция, зажатая между народом и Властью, так и не может ответить на самый важный вопрос: что же лучше, безвластие народа или диктатура Власти. Интеллигенция мечется между разнузданностью русского бунта и оцепенением русского диктата. Да и есть ли еще народ, у которого существует миф о добровольном призвании Власти. А это очень по-русски – призвать Власть и бороться с ней. Ведь те же британские поэты, они «либо жрецы насилия», «либо певцы свободы». А у нас из одних уст звучит и «прощай немытая Россия», и «вам солнца Божьего не видно за солнцем русского царя». Что за феномен? Не понятно. Но русский интеллигент заворожен Властью, как удавом, хоть и видит он его змеиные кольца, но не понимает, лучше ли ему быть разорванным хищным народом или задохнуться в этих тяжелых объятиях.

Как и герои Кольца Тьмы – Фолко, гномы, да и Олмер тоже. Но их выбор различен. Олмер склонился к Власти и был проглочен этим удавом, как это происходит с заигрывающими с Властью. Хоббит и гномы выбрали противостояние, но были сметены, как это бывает с противящимися Власти.

 

Да и, собственно, идея Кольца вовсе не в свободе, и уж тем более не в свободе от догм. Это книга о выборе. Но выбор не между абсолютным добром и абсолютным злом. Ответь для себя на вопрос: какой идее ты хочешь служить? Защищать старую, дряхлую, изжившую себя империю (но когда-то великую, справедливую и все-таки твою) или примкнуть к новой волне, молодым и сильным расам, за которыми будущее (хотя они и разрушат старую, но великолепную империю). Это о «грядущих гуннах», у них-то Вы не будете спрашивать «по какому праву»?

 

Не будем останавливаться здесь на вопросе истинности служения, как было сказано выше, нам не решить его удовлетворительно. Позволим лишь заметить, что судьба Фолко и товарищей гораздо трагичней судьбы Фродо. Да, Фродо приходится отказаться от сохраненного им мира, от плодов своей победы. Грустно, печально, но Фродо победил, он добился своего, его дело восторжествовало. А вот Фолко не смог выполнить свою миссию, мир, который он защищал, рухнул, и Фолко не помешал этому разрушению. А теперь, у него нет возможности уйти куда-нибудь подальше, забыть и забыться. Нет, хоббит должен жить здесь, в этом новом мире, который рождается на руинах близкой и дорогой ему страны. И Фолко пытается не просто жить, но обустраивать новую жизнь, вкладывая в это душу. Так не достойней ли встать рядом с этими героями, а не тихо уплыть на Запад, в далекий и светлый рай?

 

И совсем уж не стоит говорить об антигуманности Кольца Тьмы. Ибо гуманизм уже убил Бога, и не надо перекладывать это деяние на Ницше, он лишь констатировал факт. Гуманизм сделал человека мерой всех вещей, отодвинув Бога на задний план и, тем самым, лишив божественности. И Бог более справедлив, чем люди (может потому,  что он не пытается переложить ответственность за свои действия на других?), Ницше пока тоже не умер, как и Бог. Ницшеанство живо наравне с религией, и нам еще предстоит решить, что же нам нужнее.

 

А любить действительно гораздо трудней, чем ненавидеть, и любовь действительно от ума, от постижения. А потому путь человеческий не может начинаться с любви как данности, он может привести к ней, через ненависть и равнодушие, через сомнение и веру. Только такая любовь, понятая и пережитая, к чему-то осознанному и воспринятому, ставшему близким и родным, будет всемогущей, будет истиной.


27 ноября -  Видеозапись встречи с читателями в Петербурге - 27.11.2015    

23 июля - Начинаем конкурсный сбор рассказов и небольших повестей для сборника "Когда Мир Изменился". Информация на первой странице.

07 апреля -  Информация о встречах с Ником Перумовым в апреле на главной странице сайта.

20 января - Гибель Богов-2. Книга 4. Асгард Возрождённый передана в издательство. Ждем в магазинах в конце марта.

11 сентября - Видеозапись презентации "ГБ2. Пепел Асгарда" в Петербурге.  

__________
Архив новостей

 

 

Подробнее Один на один

Ник Перумов, Полина Каминская

Ветеран принял приближающийся поезд метро за фашистский танк, братьям - близнецам показалось, что вагон полностью залит водой, и они тонут, чернобылец увидел зашкаливающий дозиметр в руках другого пассажира... Одна мысль о необходимости спуститься в это "подземелье ведьм" стала приводить людей в ужас. Поползли зловещие слухи. Быть может, крысы-мутанты способны вызывать кошмарные галлюцинации? Выяснить причину бедствия берется один из героев заключительного романа дилогии - бывший милиционер Михаил Шестаков. Но только один человек, наделенный способностью проникать в воображаемые миры, способен догадаться, откуда и зачем попали к нам эти отвратительные существа.

[подробнее]

 


Новости - Биография - Книги - Интервью - Творец - Общение с читателями - Форум - Гостевая - Статьи и рецензии - Карты и иллюстрации





Rambler's Top100

Management by Perumov.club | Designed by Amok | Copyright © 2004-2010 by Nick Perumov. | Created by Olmer