Deprecated: Function split() is deprecated in /var/www/vhosts/perumov.com/httpdocs/netcat/full.php(86) : eval()'d code on line 1 Ник Перумов // Статьи и рецензии // Критика - Толкин в зеркале русской фэнтэзи - Кухта Татьяна. Fantasy & Science Fiction, 1.12.1994
Новости
Биография
Книги
Интервью
Творец
Общение с читателями
Форум
Гостевая
Статьи и рецензии
Карты и иллюстрации
 
Rambler's Top100

Критика

Толкин в зеркале русской фэнтэзи - Кухта Татьяна. Fantasy & Science Fiction, 1.12.1994

Перумов Н. Кольцо Тьмы: Средиземье 300 лет спустя; в 2-х т. — СПб: Северо-Запад. 1993

Исаков Дм. Путешествие в мир Толкиена. Из цикла «Битвы во времени» В кн. Исаков Дм. Акулу съели-2 — М: ТПО «Интерфейс», 1993

Разнообразие переводов книг Дж. Р. Р. Толкина, изданных в нашей стране за последние годы, пополнилось двумя изданиями, которые примечательны уже одним своим появлением даже если не упоминать ни словом их литературные достоинства. Эти книги вышли в свет почти одновременно, одна в Санкт-Петербурге, вторая — в Москве, и обе представляют собой любопытный образчик «околотолкиновской литературы», то есть пытаются на свой лад рассмотреть и продолжить события и идеи прежде всего эпопеи Толкина «Властелин Колец». Поскольку Н Перумов пытался отнестись к своей задаче куда серьезнее, чем его московский собрат по перу, то и рассмотрим прежде всего результат его попыток — двухтомную эпопею под ингригующим названием «Кольцо Тьмы: Средиземье 300 лет спустя».

Перед нами книга, которая одним своим внешним видом обещает весьма и весьма много: «Продолжение Властелина Колец» — это уже серьезная заявка, хотя автор и предусмотрительно защитил себя уточнением «свободное». Любовь к Дж. Р. Р. Толкину в нашей стране родилась давно и все растет, невзирая на смены правительств и экономических формаций, и потому всякий, кто берется переводить или продолжать Толкина, взваливает на свои плечи немалую ответетвенность. Толкин ведь не просто писатель — он идеолог, вдохновитель и божество многочисленного и пестрого племени толкинистов и каждый из них видит с в о е г о Толкина, с в о е Средиземье. Не так-то просто в их глазах оказаться достойным продолжателем Толкина. Тем большего ожидаешь от двух томов в суперобложке и с фирменным знаком хорошо известного всем любителям фэнтэзи издательства «Северо-Запад» да еще сопровожденных в высшей степени лестным предисловием. «Средиземье 300 лет спустя» — это ли не заманчиво?

И мы отрываем первый том под названьем «Эльфийский клинок». Вряд ли стоит здесь подробно пересказывать содержание книги в полторы с лишним тысячи страниц — занятие это неблагодарное, да и ненужное. Достаточно сказать, что здесь опять действует хоббит, потомок Мериадока Брендизайка, который вослед за гномом из уютной норки отравляется в широкий мир на поиски приключений. В Средиземье, благополучном внешне, снова поднимают голову темные силы, и на сей раз их вожак — человек, потомок злосчастого Боромира, после множества битв и походов происходит генеральное сражение, и облик Средиземья меняется необратимо. Сюжет вполне в духе Толкина — однако на этом сходство с Толкином и заканчивается. Несмотря на средиземский фон, на котором разворачивается повествование, несмотря на обильные цитаты, прямые и косвенные из «Властелина Колец» и постоянные обращения к историческим событииям, книга Н. Перумова очень и очень далека от того, что она именует своим первоисточником. И дело тут совсем не в том, насколько отстоят друг от друга во времени описываемые ими события.

Можно оспорить, а можно и принять перумовский вариант развития Средиземья в Четвертой Эпохе — в конце концов, и земная история знает немало случаев, когда высокоцивилизованные государства повергались в прах ордами варваров (а именно это и происходит с Гондором и Арнором в «Кольце Тьмы»), можно — со скрипом — согласиться и с тем, что варваров Востока против цивилизации Запада направляет Темная Сила, порожденная Сауроном. На нечто подобное намекал и сам Толкин, писавший что через сто лет после победы над Сауроном среди людей Средиземья возродится его культ, а уж кому это знать, как не Дж. Р. Р.! Однако есть вещи, которые Толкин жестко оговорил и сурово на них настаивал — например, что с окончанием Третьеи Эпохи все Великие Кольца и в с я связанная с ними магия исчезли бесследно, Саурон, Саруман и назгулы сгинули о к о н ч а т е л ь н о, Гэндальф никоим образом не может вернуться в Средиземье. Казалось бы, тому, кто пишет продолжение, пускай и «свободное», следовало бы прислушаться к автору первоисточника.

Куда там! У Н. Перумова запросто возникает гномье Кольцо Троpa, давным-давно захваченное и уничтоженное Сауроном; назгулы, погибшие вместе с Черным Властелином, разлетаются метеоритами по всему Средиземью, и Олмер — тот самый потомок Боромира — собирает по метеоритным кратерам их обуглившиеся Кольца, которые ничуть не потеряли своей магической силы; Саруман в облике полупризрачного чудища живет себе на Севере и даже ухитряется, шустрик, делать пакости жителям Арнора. Что до Гэндальфа, он хоть и не является во плоти, зато регулярно ведет спиритические беседы с юным хоббитом, при каждом откровенном вопросе: «Что же это творится в мире?» пускаясь в такие космогонические бредни, что рядом с ними бледнеют хитросплетения «Принцев Амбеpa» хитроумного Желязны!

Впрочем, автор, вероятно, приносит эти детали в жертву высокому философскому смыслу своей новорожденной эпопеи? Невозможно ведь продолжать Толкина, не продолжая его идей извечного противостояния Света и Тьмы, Порядка и Xаoca, Красоты и Уродства. В мире Толкина грань меж Добром и Злом ясна и непреступима, а необходимость все время делать выбор между ними выбор, который всякий раз что-то изменяет в избравшем, — неизбежна. Многие критики считают, что здесь отразилось католическое мировоззрение Толкина, но такая узость взгляда вряд ли правомерна. Добро и Зло, в конще концов — категории, родившиеся вместе с человеческим разумом и нельзя, скажем, образ Эру — Единого, Илуватара — совмещать исключительно с христианским Господом. Ну да не в этом дело, а в том, что такая ясность позиции напрочь отсутствует в сочинении Н. Перумова, хотя книга и битком набита декларациями о том, что такое хорошо и что такое плохо. Видимо, одних деклараций недостаточно, а та спокойная, ясная убежденность в силе и конечной победе Добра, которая свойственна профессору Толкину, не свойственна, увы, его русскому продолжателю. В чем-то, видимо, это отзвук мятяжного нашего времени, но ведь и в более бурные эпохи грань между Добром и Злом оставалась незыблемой, и были люди, умевшие хранить гармонию в душе — как профессор Толкин.

Так и выходит, что в «Кольце Тьмы» за многословной проповедью Добра правят бал насилие, кровь, вражда, непримиримость — причем и с одной, и с другой стороны, так что ни одна сторона не выглядит правой. Это, видимо, называется объективностью, но на деле это всего лишь еще один облик Зла, призванный исказить лик Добра, и очень жаль, что автор попался на эту старую, как мир, удочку. В итоге разорение Запада вызывает лишь мрачное удовлетворение — так им всем и надо, потому что ни на что другое они не годятся. И в самом деле, что хорошего в Гондоре с его замшелым королем и спесивой знатью, в Арноре с его бюрократией и разжиревшими от сытой жизни хоббитами? Куда приятней отважные хазги (с их милой привычкой вырезать у поверженных врагов нижние челюсти), доблестные истерлинги (они же вастаки) и бравые харадримцы — ужо они вольют свежую кровь в жилы одряхлевшего Запада! Вообще, складывается ощущение, что автор с непримиримой враждебностью относится ко всем проявлениям мира, покоя, довольствия и процветания — право, есть нечто от гордых речей горьковского Буревестника в том, как он расписывает гнуснеющих в сытости хоббитов или мирных крестьян, которые, вот горе-то, за мирной жизнью разучились воевать. Недаром же Олмер с такой садистской радостью ставит с ног на голову «задыхающийся от подаренной нам эльфами сытости Мир Средиземья», по всему чувствуется, что Н. Перумов со своим героем вполне согласен, хоть тот и отрицательный. Об Олмере, как и о прочих героях книги — речь особая, хотя говорить о них трудно — главным образом потому, что не отличишь их друг от друга. Разве что по разговорам «наши» поминают Манвэ, Элберет и весь Западный Пантеон кстати и некстати, «не наши» клянутся Великой Лестницей и Черным Властелином, первые твердят о добре, Дивном Народе и мире, вторые — о войне, предателях-эльфах и абсолютной свободе Человека от всего-всего (плюс такие мелочи, как вера и совесть). Те и другие с одинаковым смаком рубятся, стреляют и просто бьют морды в бесчисленных драках, которым автор уделяет многие страницы описаний. При этом юный хоббит — по замыслу автора, трепетная и чистая душа — колет, рубит и режет так же лихо, как и все прочие, но поскольку ему положена чувствительность, после боя всякий раз вздыхает об yбиенных душах. Еще главные герои, Фолко и Олмер, выделяются среди прочих неумеренным количеством колдовства, сосредоточенного в их руках. Выше уже говорилось, что Олмер coбирает якобы уцелевшие Кольца назгулов; с их помощью он итоге обретает такую мощь, что все темные силы Средиземья приходят к нему на поклон, и сам развоплотившийся Саурон видимо, смертельно завидует в своем небытии смертному, который так легко обрел мощь, равную богам. Довольно щедр автор и с хоббитом, видимо, опасаясь, что иначе тот и до Пригорья не добредет, так он юн и беззащитен, и так бы, собственно, и случилось, если б хоббит волей автора не оказался постепенно обвешан, как рождественская елка, разными волшебными предметами, а к ним прибавляется мощный провидческий дар выражающийся в постоянных озарениях, действиях исключительно по наитию, и т.д. Если автором было задумано провести героя по трудному пути и показать его взросление физическое и духовное, то это, к сожалению, не удалось с самого начала. Фолко так везет, что и последний дурак бы на его мecтe возмужал и повзрослел.

Увы, автору не хватает чувства меры, которое, опять же отличает профессора Толкина. Тому свойственна строгая точность, и всякая тварь, всякий предмет у него на своем месте играют oтведенную им роль. Перумов же, вероятно, от бессилия построить связный сюжет, щедро рассыпает по страницам книги волшебные предметы и жутких тварей, и каждый крутой поворот истории обосновывает очередным «роялем в кустax», чудесным совпадением, чудесным спасением или новым талисманом, а то и прозорливостью все того же хоббита. Одна диковина громоздится на другую, пока у читателя возникает ощущения, что он участвует в компьютерной игре под названием «Кольцо Тьмы». Насколько Толкин умел одним-двумя словами выразить любое движение души, настолько навязчивая декоративность Перумова превращает персонажей в маски на ходулях, плащи, под которыми пустота — не хуже назгульей. Благие порывы, ярость, скорбь — все это словно нарисовано театральным гримом, и многословие описаний только усиливает это ощущение ненастоящего.

Вся «эпопея» выходит огромной, чудовищной в своей серьезности пародией на «Властелина Колец» — начиная от искаженной идеи «quest-a» и кончая буквальным повторением некоторых сюжетных ходов трилогии, как-то схватка Фолко с Умертвием, которая превращается в вендетту, поход гномов в подземельях Мории, встреча с энтами и с эльфами — правда, далеко на востоке и с эльфами-авари. Пародией выглядят и бесконечные рассуждения о добре и зле, о мудрости валаров и человеческом первородном грехе, истории якобы из прошлого Средиземья, придуманные специально для того, чтобы обосновать очередной чудесный поворот в сюжете. За попытками выглядегь глубокомысленно — та же назгулья пустота.

О литературных достоинствах данного произведения говорить без кавычек невозможно, ибо не о чем. Мысль увязает в бесконечных периодах описаний, разговоров, рассуждений, пейзажей, так и чудится, что автор действовал по бессмертной фразе: «Сделайте нам красиво». Эта рыхлая красивость, видимо, и помогла растянуть на два тома повествование, чья художественная структура от первого толчка разваливаегся на составные части. Однако умение составлять слова в предложения еще не делает романа, равно как использование материала «Властелина Колец» не делает эту книгу настоящим его продолжением.

Не хочется придираться к мелочам, но что делать? Славянские имена в Арноре, активные действия Кэрдана (Сэрдана) Корабела, который покинул Средиземье еще в конце Третьей Эпохи, поголовная грамотность в эпоху раннего средневековья и тому подобные досадные детали можно было бы счесть придирками, если бы они так удачно не оттеняли общий облик этого гигантского винегрета из Толкина.

На фоне предыдущей книги «Путешествие в Мир Толкиена» Дм. Исакова кажется легким десертом, который съесть — и забыть. Впрочем, книга именно для этого и предназначена. Ни на глубину мысли, ни на точность изложения она не претендует, а с литературной точки зрения напоминает больше всего развеселые байки студента, изголодавшегося по стипендии. Сюжет незамысловат: бравый разведчик во времени, увлекшись Толкином, с благословения начальства отправляется, экипированный до зубов, в Средиземье, дабы навести там должный порядок. Простой человек посмеется непритязательным животным смехом, как на кинокомедии с де Фюнесом, а серьезного толкиномана лучше сразу предупредить: все это несерьезно, и не надо разыскивать автора, чтобы побить его свежеизданным произведением. Словом, к Толкину творение Дм. Исакова имеет только то отношение, что многострадальное Средиземье использовано здесь как фон. Всерьез анализировать данное произведение попросту невозможно.

Остается заключить, что Дж. Р. Р. Толкину в нашей стране и везет, и не везет — трудно понять, что больше. Его любят, переводят — но переводы большей частью неадекватны, a то и поделки куска хлеба ради. Его мир вдохновляет на создание новых книг — но каких? Остается только надеяться, что либо найдется русский писатель, способный действительно талантливо продолжить Толкина, либо русская фэнтэзи перестанет ходшь чужими, пускай и заманчивыми путями и займется поиском собственного пути. Счастливого «quest»-a, господа!


27 ноября -  Видеозапись встречи с читателями в Петербурге - 27.11.2015    

23 июля - Начинаем конкурсный сбор рассказов и небольших повестей для сборника "Когда Мир Изменился". Информация на первой странице.

07 апреля -  Информация о встречах с Ником Перумовым в апреле на главной странице сайта.

20 января - Гибель Богов-2. Книга 4. Асгард Возрождённый передана в издательство. Ждем в магазинах в конце марта.

11 сентября - Видеозапись презентации "ГБ2. Пепел Асгарда" в Петербурге.  

__________
Архив новостей

 


Подписка на новости сайта в составе рассылки
Fantasy-портала Цитадель Олмера.


 

Подробнее Раб Неназываемого

Сюжет:

Предыдущие три книги цикла рассказывали о Северном, Восточном и Западном Хьерварде, пропустили мы Южный. Именно там и должно было разворачиваться действие романа. Некое королевство, где умирает старый король, державший страну и вассалов в железном кулаке, его место должен занять старший сын, человек мягкий, добрый и совсем не склонен к делам управления. У него есть младшие, брат и сестра. Сестра полная его противоположность, сильная натура, а младший брат, совсем еще подросток. Опуская перипетии дворцовых интриг, скажу лишь, что сестра задумывает государственный переворот и успешно его осуществляет. Прибегнув к помощи потусторонних сил. Государство оказывается ввергнутым в хаос братоубийственной войны и законному королю, старшему сыну, приходится делать тяжелый выбор. Он человек не воинственный, я бы сказал рохля, ему надо идти против своих родственников, против подданных, вести войну против своих сограждан. Суворов, как вы помните, в свое время отказался вести войска на Петербург, именно сославшись на то, что он никогда не прольет кровь сограждан. И главный герой, оставшись почти без союзников, его почти все бросили, ибо лорды жаждут «Сильную руку», они хотят войны, ибо «Война кормит войну». В итоге, этот правитель, старший сын, обращается к гномам. Они отвечают: «Хорошо, мы поможем тебе, ибо сотворены заклинания, которых мы не можем терпеть. Но пообещай нам, что ты выполнишь одну, любую нашу просьбу, если мы добьемся победы».
 
 Гномы выступают в поход, в битве у стен столицы, они разбивают мятежников, сестра и младший брат законного короля, попадают к нему в плен. После победы, король гномов, напоминает об обещании и просит отдать ему, сестру и брата короля. «Зачем?» - спрашивает король. «Они должны ответить за содеянное, что бы избавить мир от призванного ими Зла, мы предадим их смерти на нашем жертвеннике, глубоко под землей»,- отвечает гном. Что делать этому бедному правителю, человеку доброму и мягкому сердцем, который не может, несмотря ни на что, отдать родственников на смерть. Но клятва есть клятва и он ее исполняет. Однако сразу же обращается к одному магу с просьбой вызволить пленников, что и происходит. Клятва нарушена – пролита кровь. Но маг, который их освободил, тоже не отдает их королю. Он собирается сам лишить их жизни и заполучить некую силу, которую они освободили. Вот тогда и происходит то действие, которое дало заглавие роману. В полном отчаянье, лишившись последней надежды, мой герой заклинает самого себя и отдается в рабство Неназываемому. Это хуже чем продать душу дьяволу. Дьявол забирал души, что бы их мучить, но не прерывал окончательно их существование. То, что стоит за словами «Раб Неназываемого», это полная неизвестность, на это можно лишиться только в крайнем отчаянии, это хуже чем самоубийство, это последний предел за которым ничего нет. Этот роман должен служить стартовой площадкой ко многим наброскам, где описывается, что такое этот Неназываемый, и дана попытка рассмотреть этот нечеловеческий разум в столкновении с человеческой средой.
 
 Быть рабом Неназываемого, это служить непонятной, неизвестной силе, когда ты не можешь понять, что от тебя нужно, тебя используют даже не как инструмент, это выше человеческого понимания и выше человеческих знаний. И вообще-то, этот король, должен был стать одним из персонажей «АМДМ», он должен был стать тем, кто обращается к Фессу, в каменном дольмене, впервые предлагая ему сотрудничество и помощь. К сожалению, это не осуществилось.
 
 Вторая часть романа должна была рассказывать о том, как этот король выкупал себя на свободу, какой ценой это было достигнуто, ценой разрушения миров. Для себя он уже решил, что, вырвавшись на волю, зная все эти тайны, он прервет свое существование. Это достаточно мрачный роман. С трагическим концом, главный герой погибает, выполнив свой долг. Но это осталось ненаписанным, проработаны ключевые сцены, есть наброски, но нет текста. Я оставляю на суд собравшихся, достойно ли это того, что бы воплощать или нет.

[подробнее]

 


Новости - Биография - Книги - Интервью - Творец - Общение с читателями - Форум - Гостевая - Статьи и рецензии - Карты и иллюстрации





фидер в Кыргызстане
Rambler's Top100

Management by Olmer | Designed by Amok | Copyright © 2004-2010 by Nick Perumov. | Powered by Citadel of Olmer