Новости
Биография
Книги
Интервью
Творец
Общение с читателями
Форум
Гостевая
Статьи и рецензии
Карты и иллюстрации
 
Rambler's Top100

... в интернете

...Все мы вышли из шинели Стругацких. Интервью с Ником Перумовым.- Наталья Бережная, 'оЗон', июнь 2001

Оказывается, в интервью Николай терпеть не может вопросов типа "Что такое `Фэнтези`" и "Почему на странице такой-то Ваш герой повел себя так-то", а также "Когда же выйдет очередное продолжение"; живет в Америке, а не в России, но при этом ощущает себя только гражданином России и ее многочисленные проблемы задевают его за живое. А к своей популярности, относится с холодноватым недоверием и удивлением. При этом несомненно, что в настоящее время Николай Перумов - самый популярный писатель отечественной фэнтези!


- О том, "ну как там в Америке живется", тебя, вероятно, спрашивают очень часто. Поэтому сейчас хочется спросить о противоположном: ну как, здесь, в России, в Питере, ты ощущаешь себя после заграницы. Изменилось ли за это время твое восприятие нашего, российского, житья-бытья в целом?

    - С горечью вижу все больше и больше признаков развала, запустения и разрушения. Все больше и больше усталости на лицах и порой неприкрытой злобы в глазах. Такое ощущение, что все на пределе. Что достаточно малейшего повода, чтобы пролилась кровь, или произошли бы еще какие-то, столь же малоприятные события. То, что их до сих пор не случилось, за десять лет безумных экспериментов и беззастенчивого разграбления страны (ненавижу коммунистов, но в данном вопросе с ними согласен), я отношу только на счет великого народного долготерпения. Впрочем, что значит - кровь не пролилась? Она пролилась и продолжает литься. Достаточно вспомнить Приднестровье, Абхазию, Арцах, Чечню, Таджикистан...

- Что особенно бросается в глаза?

    - Курящие повсюду люди. Облака табачного дыма. От чего в Америке совершенно отвык. Женские юбки и платья, высокие каблуки - чего в Далласе тоже днем с фонарем не отыщешь, все носят шорты и джинсы. В Питере, несмотря ни на что, женщины остаются женщинами, а не пламенными борцами за эфемерное равноправие.

- Чувствуешь ли себя гражданином мира?

    - Нет. Я гражданин России и им останусь. Поэтому и больно бывает, когда приезжаешь на родину и видишь - еще одно памятное место детства снесено, испохаблено, переделано невесть во что...


- У тебя подрастает сын. Может ли так случится, что уже для него Россия будет чужой страной? Что приезжая сюда, он не будет здесь чувствовать себя дома?

    - Это вероятно, к сожалению. Мой сын по-английски уже говорит едва ли не лучше, чем по-русски. Но мое дело было дать ему возможность выбора, постараться сделать так, чтобы он все-таки не забыл совсем о своих корнях, а там уж пусть он сам выбирает свою дорогу. Пока что он чувствует себя в России очень даже дома, приезжая на каникулы к дедушке и бабушке...

- Хотелось бы тебе, что бы он пошел по твоему пути, стал писателем?

    - Честное слово, никогда об этом не думал. Ему еще учиться и учиться. Но, мне кажется, один писатель на семью - более чем достаточно.


- Не каждый современный писатель может похвастаться тем, что имеет свою преданную аудиторию. У Перумова есть СВОЙ читатель. Удалось ли своих родных и близких вовлечь в эту аудиторию?

    - Нет. Мои родные моих книг не читают. Что поделать, во вкусах мы не совпадаем; но не думаю, чтобы это было смертельно.

- Миры, созданные твоей фантазией, чрезвычайно притягательны. Читатель "уходит" в них с головой. Как ты себе объясняешь этот феномен? Почему люди их жаждут?

    - Мне кажется, потому что это не просто эскапизм, который, признаться, быстро надоедает. Мне кажется, это имеет прямое отношение к тому самому "магическому реализму", о котором так хорошо говорил в свое время Борис Натанович Стругацкий. Не так уж принципиально то, что наука не допускает существования огнедышащих драконов. Если в наших силах создать непротиворечивый мир, органической частью которого будут эти самые драконы, и читатель поверит в них - это будем самым настоящим реализмом. Так что мне кажется, ответ на вопрос кроется именно в этом - в реализме моих книг.


- Как создавалось "Одиночество Мага": легко, задуманное сразу ложилось на бумагу или это был трудный процесс поиска, идея долго вызревала в голове, прежде чем оформиться в текст?

    - "Одиночество Мага" писалось долго и трудно. Идеи сменяли друг друга и текст несколько раз надолго останавливался. Пожалуй, ранние романы серии писались легче. Что поделать, чем ближе к концу, тем даже формально труднее - все больше и больше развешенных по стенам ружей должны начать стрелять.

- Передались ли магу Фессу какие-либо черты твоего характера, есть ли в нем частичка тебя?

    - Конечно. Как и в любом из моих персонажей, включая даже самых отвратительных злодеев.

- Коля, по образованию, ты - биолог. Знания биолога Перумова сказываются каким-то образом на творчестве писателя Перумова?

    - Пока не слишком. Гораздо больше пригодилось давнее увлечение астрофизикой. Дело в том, что биология как раз убедительно доказывает невозможность существования тех самых драконов, о которых речь шла выше...

- Каких писателей ты мог бы назвать своими учителями в плане писательского мастерства?

    - Гм. Трудный вопрос. Наверное, все-таки следует ответить на него, что мы все вышли из шинели Стругацких, другое дело, куда мы после этого направились...

- Твои любимые литературные герои?

    - Одинец из "Повести Древних Лет" и Всеслав из "Руси Изначальной" замечательного русского писателя Валентина Иванова.

- Если было бы возможно путешествие во времени, но отправится ты мог бы по своему выбору только либо в прошлое, либо в будущее, что бы ты выбрал?

    - Наверное, я выбрал бы прошлое - его я хорошо знаю. Недалеко. Россия, девятнадцатый век... Все еще можно изменить, все еще можно переделать.

- У тебя скорее мягкий или же жесткий характер?

    - Мягкий. Я неконфликтный человек. Предпочитаю уступить в мелочах, чем до посинения доказывать свою "правоту".

- Что ты не приемлешь в людях? Что может привести тебя в ярость?

    - Национализм. Плевки в мою страну и мой народ. Ну и, разумеется, если кто-то посягнет на мою семью и ребенка.

- Какой миф о себе ты хотел бы развенчать?

    - Что Перумов заранее все просчитал и написал "Кольцо Тьмы" с твердым и обдуманным намерением добиться популярности.






27 ноября -  Видеозапись встречи с читателями в Петербурге - 27.11.2015    

23 июля - Начинаем конкурсный сбор рассказов и небольших повестей для сборника "Когда Мир Изменился". Информация на первой странице.

07 апреля -  Информация о встречах с Ником Перумовым в апреле на главной странице сайта.

20 января - Гибель Богов-2. Книга 4. Асгард Возрождённый передана в издательство. Ждем в магазинах в конце марта.

11 сентября - Видеозапись презентации "ГБ2. Пепел Асгарда" в Петербурге.  

__________
Архив новостей

 

 

Подробнее Война Мага

Война Мага. Том 1. Дебют.

 

Страшная война, в которой против некроманта одновременно выступают силы Тьмы и силы Света, начинается. Под стены Чёрной башни отец-экзекутор Этлау приводит тысячи воинов, смерть которых должна стать последней каплей на весах Добра и Зла и позволить Разрушителю воплотиться. Однако события принимают неожиданный оборот. Фесс, не желая играть отведённую ему Западной Тьмой роль, вырывается из окружения, и совсем не той ценой, что было предписано. Куда теперь приведёт его дорога? Кто встанет с ним плечом к плечу во имя защиты Эвиала и всего Упорядоченного?

Война Мага. Том 2. Миттельшпиль.

В иссохшем сердце салладорской пустыни отправляются кровавые обряды - последователи Эвенгара, величайшего из Темных магов, делают все, чтобы вернуть его к жизни. Если им это удастся, в борьбу за Эвиал вмешается еще одна могущественная сила. Фесс вместе с Рысью, призвавшей на помощь армию поури, пытаются предотвратить беду…

Война Мага. Том 3. Эндшпиль.

Прихотливы дороги судьбы. От Черной башни, где непримиримые враги Фесс и Этлау вели смертный бой, они приводят их, теперь соратников поневоле, на стены Аркина в противостоянии страшной напасти, нашествию Империи Клешней. Сомневаться не приходится,  если не удержать Святой город, а вместе с ним и Эвиал, ни правых, ни виноватых не будет. Не останется вообще ничего. Пока же шанс есть. Главное, чтобы свои и пришлые наконец поняли, что они способны ПОБЕДИТЬ, лишь соединив силы. Некромант, экзекутор, эльфы Нарна и Вечного леса, маги Ордосской Академии, Волшебный Двор, Клара Хюммель с друзьями, Сильвия и даже загадочный Динтра, - все они отныне воины одной армии, сражающейся во имя жизни?

Война Мага. Том 4. Конец Игры.

Наступает момент истины, когда каждому предстоит решить, зачем он жил и во имя чего способен умереть. Невероятные по мощи силы стягиваются к Утонувшему Крабу, пустынному островку посреди морей Эвиала. Отныне в его небесах, в подземельях великой, выстроенной на нем пирамиды решается судьба миров и всего Упорядоченного. Здесь боги становятся во главе людского воинства, чтобы побеждать, и люди протягивают им руку помощи в беде, здесь хитроумные заклятья разбиваются о крепость воли и любви, здесь смерть отныне - лишь ступень для новой счастливой жизни. Здесь кончается история мага Кэра Лаэды, некроманта Неясыти, воина Фесса, так не похожая на сказку, потому что все рассказанное в ней - правда.

[подробнее]

 


Новости - Биография - Книги - Интервью - Творец - Общение с читателями - Форум - Гостевая - Статьи и рецензии - Карты и иллюстрации





Rambler's Top100

Management by Perumov.club | Designed by Amok | Copyright © 2004-2010 by Nick Perumov. | Created by Olmer