Новости
Биография
Книги
Интервью
Творец
Общение с читателями
Форум
Гостевая
Статьи и рецензии
Карты и иллюстрации
 
Rambler's Top100

... в печатных изданиях

Ник Перумов: «Неназойливо о главном» - InStudy №4 за апрель 2002

Писатель Ник Перумов вошел в современную российскую литературу как автор «Кольца тьмы» - смелой полемики с почитаемым им и столь популярным сегодня Толкиеном. Написанная в том же жанре фэнтези, эта книга стала попыткой взглянуть на события с другой стороны, глазами «плохих парней», и показать, что мир не может делиться на белое и черное, потому что он неизмеримо сложнее. После появления трилогии «Хроники Хьерварда» и дилогии «Алмазный меч, деревянный меч» число «перумистов» - искренних поклонников его творчества – возросло многократно. Сегодня Ник Перумов делится с нами своими мыслями о литературе и духовном облике общества, в котором мы живем.

 

- Николай Даниилович, почему вы пишете именно фэнтези, а не, например, детективы а-ля Доценко или Маринина? Чем объясняется ваша верность жанру, который многие считают не более чем сказкой для вечных детей?

- Язык сказки, эпоса, мифа – первый литературный язык, созданный человечеством. На этом языке передавались самые первые морально-этические максимы. Для разговора о вещах глубинных, философских, для исследования взаимоотношений человека со "сверхъестественными" сущностями язык фэнтэзи подходит как нельзя лучше. Кроме того, автор не имеет права следовать общественным стереотипам. Он обязан делать то, к чему испытывает склонность, а не то, что предписывает рынок. Детективы же мне всегда, всю жизнь были глубоко безразличны – за исключением только Конан Дойля, но можно ли называть новеллы о Шерлоке Холмсе "детективами"?..

- Согласны ли вы с часто звучащим в последнее время утверждением, что Россия сейчас переживает культурный кризис, упадок духовности?

- Согласен. Как, впрочем, и весь мир. Распространение "легких" для восприятия видов искусства, в первую очередь кино, уже давно подрывает позиции книги. Компьютерные игры, похоже, вобьют в гроб классической книжной культуры последний гвоздь.

- Как вы считаете, есть ли пути предотвращения такого кризиса именно в наше время и в нашей стране? Возможна ли "профилактика" культурной деградации?

- Как ни парадоксально, придется применять ограничительные меры. Расширять школьные программы по чтению, увеличивать удельный вес оценок по русскому и литературе, вкладывать деньги в бесплатные библиотеки, прежде всего детские, те, что расположены «рядом с домом», запретить их приватизацию и перепрофилирование, вернуть налоговые льготы издателям детских книг, и в то же время – законодательно ограничить присутствие на телеэкране т.н. "детской" продукции, всяких там покемонов и диджимонов вкупе с сейлормунами и трансформерами. Вернуть госзаказ на детские мультфильмы. Издавать по ним книжки. Увлекательные, но не отупляющие. Развивающие, а не дурящие. Пусть это кому-то покажется утопией и "зажимом свободы слова", но на кой мне эта свобода, которой пользуются фабриканты плохих игрушек (в которые дети почти и не играют), чтобы "раскручивать" (как раскручивали тех же трансформеров) свои изделия?

- Большая часть вашей читательской аудитории – молодежь в возрасте 14-20 лет. Как вам кажется, справедливы ли утверждения, что современные подростки читают меньше, нежели их предшественники?

- Увы, справедливы. Вспоминаю себя – читал целыми днями, все свободное время, и не было большей радости. Читал все, что попадалось под руку. Прочел всю школьную библиотеку, всю огромную библиотеку родителей. И я не был кем-то особенным. Так жили, так читали практически все мои одноклассники. Современные подростки, во-первых, стали гораздо менее грамотно писать (сужу по приходящим ко мне письмам с чудовищными грамматическими ошибками), что говорит о недостатке чтения, во-вторых, стали куда больше играть с компьютером. А сутки, увы, не резиновые.

- Какие, на ваш взгляд, причины вызвали спад интереса к литературе и к искусству вообще?

- Книга требует работы мысли. Кино (большей частью), видео, компьютерные игры – не требуют практически никаких усилий. Конечно, этому отдается предпочтение. Основная масса людей следует по пути наименьшего сопротивления, увы. Ну и конечно кризис – когда нечего есть, не до чтения.

- Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на российском книжном рынке? На ваш взгляд, есть ли у нас сейчас по-настоящему талантливые авторы, или же бульварное чтиво вытесняет с прилавков всё и вся?

- Последние настоящие писатели уходят на наших глазах. Ушел Астафьев. Увы, почти ничего не пишут Богомолов, Кондратьев, Борис Васильев, а если и пишут, это проходит незамеченным широкой аудиторией. Писатели-фронтовики, честь и совесть писательской братии, уходят. По-мужски, молча и стоически. На их место встать некому. Те же писатели-"деревенщики" – сгинули бесследно. Кто возвысит голос за выбитую, разоренную вконец русскую деревню, становой хребет нации?

В фантастике же со смертью Аркадия Натановича Стругацкого прекратилась целая эпоха, и никого хотя бы близко стоящего по уровню не наблюдается. 

- Есть ли среди начинающих молодых авторов те, за чьим творчеством вы следите и считаете, что их ждёт перспективное будущее? Обращаются ли к вам молодые авторы за помощью, консультациями и помогаете ли вы им?

- За творчеством молодых авторов особенно не слежу. Когда достигают моего слуха какие-то разговоры о талантливой книге – читаю. Молодые авторы за помощью обращаются, но помочь им издаться я, увы, никак не могу. Я ведь не издатель.

- Не опасаетесь ли вы, что после выхода "Черепа на рукаве" вас заклеймят как человека, пропагандирующего фашизм и нацизм, особенно учитывая такие ваши предыдущие произведения, как "Выпарь железо из крови", "Русский меч"?

- Публичного клейма бояться – книги не писать...

- "Череп на рукаве" – очень не типичная для вас книга, ранее фантастики вы не писали и известны, как признанный мастер фэнтези. Чем обусловлена столь резкая смена стиля, да ещё и в довольно щекотливом фашистском направлении?

- Необходимостью сказать кое-что для меня важное на злобу дня. Язык НФ для злободневности подходит лучше эпической фэнтези.

- Вы некоторое время прожили в Америке. Где, по-вашему, лучше поставлено образование? Где готовят более квалифицированных специалистов? Если стоит выбор, где учиться, что выбирать – Штаты или Россию?

- Увы, хоть это и не патриотично, вынужден сказать, что образование в Америке на порядок по классу выше нашего.

- Интересно ваше мнение на тему, какая из стран мира является самой "читающей" и что по этому поводу можно сказать о России?

- Самая читающая страна – Америка, достаточно взглянуть на необъятные полки их книжных магазинов. Россия свои позиции утратила.

- Сейчас многие эмигрируют за границу, нет ли в ваших планах переехать туда?

- Пока таких планов нет.

- Как бы вы сформулировали основные идеи своих произведений? Какие сокровенные мысли вы хотели бы донести до читателя?

- Если идею романа можно изложить в двух словах, зачем тогда писать роман? Этак мы дойдем до того, что вся литература есть лишь изложение "многими словами" десяти заповедей. Роман – это срез жизни, родившейся в воображении писателя, его задача – разбудить воображение читателя, заставить сопереживать герою, ставить себя на его место, примерять на себя его моральные метания, решать и выбирать вместе с героем. А идеи... оставим коллекционирование "идей" апологетам старой советской фантастики "ближнего прицела", где весь сюжет крутился вокруг какого-нибудь нового телеуправляемого трактора...

- Каково, на ваш взгляд, предназначение литературы, и какую роль она исполняет сейчас?

- Неназойливо напоминать человеку о главном.

 

Беседовал «перумист» Николай Головин


27 ноября -  Видеозапись встречи с читателями в Петербурге - 27.11.2015    

23 июля - Начинаем конкурсный сбор рассказов и небольших повестей для сборника "Когда Мир Изменился". Информация на первой странице.

07 апреля -  Информация о встречах с Ником Перумовым в апреле на главной странице сайта.

20 января - Гибель Богов-2. Книга 4. Асгард Возрождённый передана в издательство. Ждем в магазинах в конце марта.

11 сентября - Видеозапись презентации "ГБ2. Пепел Асгарда" в Петербурге.  

__________
Архив новостей

 

 

Подробнее Млава Красная

Проект в работе. Выход планируется в декабре 2011 года. 

Совместная книга с Верой Камшой.

Географически альтернативная Россия (но не в мире "Волчьего поля", что развивается в свое собственное продолжение), время действия -- Девятнадцатый век.

Аннотация:
Осень 1849 года. Громом среди ясного неба раздается манифест василевса , отправляющего войска Державы к границе с Ливонией. Напрасно пытаются убедить государя, что такой жест чреват новой общеевропейской войной, к которой русская армия не готова. Напрасно напоминают о балканской компании, которую ливонская авантюра грозит сорвать, твердят об амбициях кайзера Пруссии и его отборных наемниках. Арсений Кронидович не из тех, кто отступает и не из тех, кто бросает единоверцев без помощи. Приказ отдан, и со сказанным теперь предстоит жить… а тем, кто выйдет к берегам пограничной реки Млавы – возможно, и умирать.
Другая история, другая Россия, другой ХIХ век, в котором еще слишком свежа память о славных походах Буонапарте и Суворова.
Новый роман - итог сенсационного соавторства двух блестящих писателей, ложащийся в фарватер отечественной исторической и военной прозы, но это не «Князь Серебряный», не «Россия молодая», не «Живые и мёртвые» и не «Битва железных канцлеров», это - «Млава Красная», и в этой книге возможны любые чудеса.

[подробнее]

 


Новости - Биография - Книги - Интервью - Творец - Общение с читателями - Форум - Гостевая - Статьи и рецензии - Карты и иллюстрации





Rambler's Top100

Management by Perumov.club | Designed by Amok | Copyright © 2004-2010 by Nick Perumov. | Created by Olmer