Новости
Биография
Книги
Интервью
Творец
Общение с читателями
Форум
Гостевая
Статьи и рецензии
Карты и иллюстрации
 
Rambler's Top100

... в печатных изданиях

НИК ПЕРУМОВ: "НАДО РАЗБИТЬ ЧЕЧЕНСКИЙ СИНДРОМ РОССИИ" - Независимая газета. Ex Libris. # 22 (194) 21 июня 2001 г.

Вышла новая книга Ника Перумова - одного из наиболее издаваемых и продаваемых авторов, работающих в жанре фэнтези. Двухтомник "Одиночество мага", отрывок из которого мы печатали в номере от 08.05.2001, продолжает эпопею "Хранитель мечей", посвященную странствиям и приключениям мага, некроманта Фесса. На представлении книги Перумов побывал в Москве (в настоящее время он живет в Америке, в Далласе, работает по своей специальности биофизика - занимается поиском новых лекарств) и дал интервью "EL-НГ". В прошлый раз на страницах нашей газеты мы встречались с Перумовым ровно два года назад. На этот раз Николай Данилович кратко рассказал о новой книге и о судьбе других своих проектов.

 

-Николай Данилович, мы, помнится, беседовали с вами два года назад. Тогда вышла книга "Рождение мага" - первая часть эпопеи о похождениях некроманта Фесса "Хранитель мечей". Выходили продолжения - сейчас очередное. Вы что, решили разрабатывать одно и то же поле?

- Нет, не совсем верный подход. Новые миры разрабатывались и будут разрабатываться. Просто данный конкретный пласт, мир не исчерпан. Вышли три книги, в следующем году выйдет четвертая, и "Хранитель мечей" будет закончен. Книга подведет черту под мирами, о которых я писал. Начнется что-то новое. Не знаю, будет ли новая манера письма, но новых героев, новых сюжетов, новых жанров точно можно ожидать - типа альтернативной истории, например. Конечно, проще работать в том, что уже есть. Тут есть двоякое ощущение. Что-то придумал - как будто дом себе построил. Не будешь сразу же из него уходить, построив, только вселившись?

- То есть нужно освоить все - от погреба до подвала?

- Немножко неправильный термин. Прожить! Пока ты не почувствуешь, что потенциал мира исчерпан. Но если брать чистую коммерцию, то гораздо выгоднее писать до тех пор, пока публике это не приестся до полного отвращения. Мне до сих пор идут письма, чтобы я писал продолжение "Хроник Хьерварда" - самой первой моей серии. Публика хочет продолжений. А облом-то в том, что их не будет! Хотя многие люди болезненно к этому относятся, считают, что не надо экспериментировать, что нужно выработать жилу до последней крупинки, а уж потом переходить к чему-то другому.

- Но в принципе вы выдаете по одному роману в год.

- Да, я пишу сейчас одну книгу в год, четвертая, завершающая книга цикла "Хранитель мечей", я надеюсь, выйдет в мае 2002 года и называться будет "Война мага".

- У вас был проект "Я - Всеслав", книга про войну уже не фэнтезийную, а вполне реальную. Он продолжается?

- Дело в том, что это книга, над которой нужно работать. Люди по моей просьбе работают в архивах, поднимают документы, отвечая на некие вопросы.

- Вы собирались написать про события 2-3 декабря 1941 года, когда во время битвы под Москвой (которой, кстати, будет в этом году 50 лет) практически необученным, даже не обмундированным ополченцам, пехоте удалось остановить танковый удар отборных частей вермахта.

- Да, я уже написал, но столкнулся с тем, что на одну фразу выпадает десять, которых вы не знаете. Например, простой вопрос: как была организована повседневная жизнь людей на передовой? Фронтовики ведь молчат.

- Их, к сожалению, уже почти и не осталось. Тем более тех, кто был на передовой.

- Практически да, но все-таки люди еще есть. С ними делаются интервью - но оттуда мы можем узнать, скажем, об атаке, но не о быте.

- Что же вами "накопано"?

- Мною накопан, например, обычай "обувать" кровати в госпиталях. Когда ложишься спать, поднимаешь один край кровати и вставляешь ее ножки в сапоги, и украсть их не так-то просто. Это называется "обуть кровать". О таких вещах никто из писателей-фронтовиков почти не писал. Начал Астафьев ("Прокляты и убиты"). Или Богомолов - автор фактически одного романа "В августе 44-го". Правда, несколько лет назад он выступил с критикой романа Владимова "Генерал и его армия" и в журнальной статье рассказал в десять раз больше ярких и сочных подробностей. Не когда идешь в бой или бежишь в атаку, а о фронтовой повседневности.

- Ну как раз его критика недавней экранизации собственной книги касалась в основном конкретных деталей, подробностей, то есть, по существу, реализма фильма.

- Так все правильно! Если уж делать, так делать - как сделали "Перл-Харбор", где все воспроизвели с точностью до стежка... То есть, возвращаясь к собственной книге, проделана большая архивная работа.

- А кто для вас работает?

- Люди, энтузиасты, которые просто бескорыстно мне помогают здесь, в Москве. Это очень трудная работа. До сих пор архивы полузакрыты. В принципе вы можете прийти, вас пустят, но потом окажется просто, что документы "отсутствуют". Это означает, что с уровнем вашего допуска вы не имеете права на них смотреть.

- А с чем вы связываете такую закрытость архивов - лет-то сколько прошло!?

- Все-таки очень героизирована история. У фронтовиков было что-то вроде обета молчания. Они не говорили о заградотрядах, о "факельных" приказах. Есть следы этих приказов в повседневных рапортах войск. Читаешь между строк - рапорт командира полка: "Ночью сожжена деревня Горелово". Почему сожжена? Для чего? А это были приказы Жукова, он же организовывал и заградотряды...

- Сейчас, мне кажется, возрождается писательский интерес к той Отечественной войне у людей, которые сами, естественно, ее не видели...

- Это естественно. Общество прошло через две чеченские войны, через афганскую войну. Меня эти войны интересуют именно как автора. Я считаю, что афганская война с легкой руки Олега Ермакова получила совершенно одностороннее освещение. То есть эта тема совершенно не паханная.

- Но, кстати, и ваши фэнтезийные герои почти постоянно пребывают в состоянии войны - то ли локальной, то ли партизанской. Есть у вас и грандиозные батальные описания. Почему вас вообще интересует война?

- Это вершина человеческого духа! Как вершина, так и бездна. Все сконцентрировано, как в линзе. Недаром же говорят: на передовой сразу видно, кто ты. Там не спрячешься и не укроешься. Кроме того, как я считаю, война в ком-то открывала худшее, выворачивала все плохое, но в ком-то - лучшее. Причем, судя по тому, что живет и ходит в рассказах, в большинстве своем открывалось все-таки лучшее. Иначе никакие загрядотряды, никакие бериевские приказы не остановили бы бегущие или попадающие в плен отряды Красной Армии!

- Кстати, мне вспомнился еще один автор, Борис Васильев... Хотя это скорее лирика.

- Да, но "А зори здесь тихие" - это одна из лучших вещей, которая написана и будет когда-либо написана о войне. И фильм прекрасный, не стареющий. Характерная деталь. В американских видеотеках есть такая маленькая полочка с иностранными фильмами. Там из наших есть "Андрей Рублев" и очень часто мелькают "А зори здесь тихие". То есть фильм признан у них классикой. Еще - "Летят журавли" и "Баллада о солдате"... Так вот, конечно, и афганская война, и чеченская война нуждаются в описании, которое разбивало бы наш "вьетнамский синдром", то есть чеченский и афганский синдром России. Синдром, что мы якобы были побеждены. В общественном сознании, усиленном некими манипуляторами, уложилось, что, мол, "чечены нам так, блин, вломили, что мы драпали чуть ли не до Ставрополя, Астрахани и Казани". Уже на Западе выходят книги, где прямым текстом говорится, что "в результате стремительной операции бойцов сопротивления крупная группировка российских войск в Грозном 6-8 августа была полностью разгромлена. 20 тысяч убитых. 30 тысяч пленных".

- Ну достаточно почитать какой-нибудь чеченский пропагандистский сайт типа "Кавказ.орг" про смелые действия в осажденном городе Джохаре...

- И получится, что "Кавказ.орг" уничтожил уже всю российскую армию несколько раз. Я удивляюсь, как они еще Москву-то не взяли! Но дело в том, что утверждается именно эта модель. То же самое и с Афганистаном: якобы русская армия была разгромлена и с позором бежала. А армия не проиграла там ни одного сражения, насколько я знаю, была только одна "неуспешная" операция - когда просто решили: нафиг нам это Шах Масуд, зачем штурмовать неприступные скальные твердыни и класть там людей без счета? А теперь тот же Ахмад-шах Масуд - наш перший друг, ухаживает за могилами советских солдат и чуть ли не собирается построить часовню, чтобы допустить туда православных священников...

- Так у вас нету, ли перспективы полностью перейти к нон-фикшн?

- Есть некоторые темы, которые могут меня толкнуть к нон-фикшн. Я бы с огромным удовольствием работал над книгой, посвященной истории чеченских войн, - если бы был допущен к определенным документам.

- Тут ведь дело в том, что невозможно восстановить не только то, что происходило 50 лет назад, но и что было два года назад. Свидетели говорят одно, документы (если их раздобыть) - другое.

- В общем, да. Документам тоже нельзя доверять - с нашей извечной российской склонностью к припискам и отпискам. Откуда мы знаем, комполка пишет в штаб донесение, то ли шею свою от расстрела спасая, то ли это действительно было?

- Ну хорошо, вернемся (попробуем!) все-таки чуть-чуть к фэнтези. Какие здесь проекты готовятся?

- Я уже сказал про "Войну мага" - она в работе. Второе - на моем сайте было организовано голосование: "Какую из недописанных книг вы хотели бы увидеть?" Победила книга "Тысяча лет Хрофта". Так что это будет подарок моим поклонникам. Еще есть совершенно новый проект, в котором не будет привычных фэнтезийных рас - орков, эльфов, троллей и тому подобное. Там другая система магии, другие взаимоотношения, есть порох и так далее. Названия пока разные рабочие - "Дороги Райлега", "Семь зверей Райлега". Я не то чтобы это пишу, но время от времени прописываю короткие отрывки, какие-то планы взаимоотношения сил в этом мире. А написание сплошного текста получается по-настоящему только во время работы над одной книжкой. Текст, как правило, льется сразу. Я не занимаюсь мучительным переписыванием, для меня писательство - это удовольствие, радость.

 


27 ноября -  Видеозапись встречи с читателями в Петербурге - 27.11.2015    

23 июля - Начинаем конкурсный сбор рассказов и небольших повестей для сборника "Когда Мир Изменился". Информация на первой странице.

07 апреля -  Информация о встречах с Ником Перумовым в апреле на главной странице сайта.

20 января - Гибель Богов-2. Книга 4. Асгард Возрождённый передана в издательство. Ждем в магазинах в конце марта.

11 сентября - Видеозапись презентации "ГБ2. Пепел Асгарда" в Петербурге.  

__________
Архив новостей

 

 

Подробнее Раб Неназываемого

Сюжет:

Предыдущие три книги цикла рассказывали о Северном, Восточном и Западном Хьерварде, пропустили мы Южный. Именно там и должно было разворачиваться действие романа. Некое королевство, где умирает старый король, державший страну и вассалов в железном кулаке, его место должен занять старший сын, человек мягкий, добрый и совсем не склонен к делам управления. У него есть младшие, брат и сестра. Сестра полная его противоположность, сильная натура, а младший брат, совсем еще подросток. Опуская перипетии дворцовых интриг, скажу лишь, что сестра задумывает государственный переворот и успешно его осуществляет. Прибегнув к помощи потусторонних сил. Государство оказывается ввергнутым в хаос братоубийственной войны и законному королю, старшему сыну, приходится делать тяжелый выбор. Он человек не воинственный, я бы сказал рохля, ему надо идти против своих родственников, против подданных, вести войну против своих сограждан. Суворов, как вы помните, в свое время отказался вести войска на Петербург, именно сославшись на то, что он никогда не прольет кровь сограждан. И главный герой, оставшись почти без союзников, его почти все бросили, ибо лорды жаждут «Сильную руку», они хотят войны, ибо «Война кормит войну». В итоге, этот правитель, старший сын, обращается к гномам. Они отвечают: «Хорошо, мы поможем тебе, ибо сотворены заклинания, которых мы не можем терпеть. Но пообещай нам, что ты выполнишь одну, любую нашу просьбу, если мы добьемся победы».
 
 Гномы выступают в поход, в битве у стен столицы, они разбивают мятежников, сестра и младший брат законного короля, попадают к нему в плен. После победы, король гномов, напоминает об обещании и просит отдать ему, сестру и брата короля. «Зачем?» - спрашивает король. «Они должны ответить за содеянное, что бы избавить мир от призванного ими Зла, мы предадим их смерти на нашем жертвеннике, глубоко под землей»,- отвечает гном. Что делать этому бедному правителю, человеку доброму и мягкому сердцем, который не может, несмотря ни на что, отдать родственников на смерть. Но клятва есть клятва и он ее исполняет. Однако сразу же обращается к одному магу с просьбой вызволить пленников, что и происходит. Клятва нарушена – пролита кровь. Но маг, который их освободил, тоже не отдает их королю. Он собирается сам лишить их жизни и заполучить некую силу, которую они освободили. Вот тогда и происходит то действие, которое дало заглавие роману. В полном отчаянье, лишившись последней надежды, мой герой заклинает самого себя и отдается в рабство Неназываемому. Это хуже чем продать душу дьяволу. Дьявол забирал души, что бы их мучить, но не прерывал окончательно их существование. То, что стоит за словами «Раб Неназываемого», это полная неизвестность, на это можно лишиться только в крайнем отчаянии, это хуже чем самоубийство, это последний предел за которым ничего нет. Этот роман должен служить стартовой площадкой ко многим наброскам, где описывается, что такое этот Неназываемый, и дана попытка рассмотреть этот нечеловеческий разум в столкновении с человеческой средой.
 
 Быть рабом Неназываемого, это служить непонятной, неизвестной силе, когда ты не можешь понять, что от тебя нужно, тебя используют даже не как инструмент, это выше человеческого понимания и выше человеческих знаний. И вообще-то, этот король, должен был стать одним из персонажей «АМДМ», он должен был стать тем, кто обращается к Фессу, в каменном дольмене, впервые предлагая ему сотрудничество и помощь. К сожалению, это не осуществилось.
 
 Вторая часть романа должна была рассказывать о том, как этот король выкупал себя на свободу, какой ценой это было достигнуто, ценой разрушения миров. Для себя он уже решил, что, вырвавшись на волю, зная все эти тайны, он прервет свое существование. Это достаточно мрачный роман. С трагическим концом, главный герой погибает, выполнив свой долг. Но это осталось ненаписанным, проработаны ключевые сцены, есть наброски, но нет текста. Я оставляю на суд собравшихся, достойно ли это того, что бы воплощать или нет.

[подробнее]

 


Новости - Биография - Книги - Интервью - Творец - Общение с читателями - Форум - Гостевая - Статьи и рецензии - Карты и иллюстрации





Rambler's Top100

Management by Perumov.club | Designed by Amok | Copyright © 2004-2010 by Nick Perumov. | Created by Olmer